Если ребенка травят в школе

Как прекратить травлю

Нужно учесть,что если в школе началась травля,устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя,потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом,потому что в буллинге всегда больше двух участников.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе. Этому помогают совместные задания,работы в группе над проектами,внеклассная активность,в которой участвуют все.

Главное,что нужно сделать, — это назвать травлю травлей,насилием,обозначить,что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так все,что обидчики считают прикольным,окажется выставлено в другом свете.

Что можно сделать с обидчиками

Если ребенка бьют,нужно обращаться в травмпункт,проходить медицинское освидетельствование,сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет(за тяжкий вред здоровью — после 14,по Уголовному кодексу РФ,ст. 20).

Если буллинг только эмоциональный,доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю,а если учитель отрицает проблему — к завучу,директору,в РОНО,Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов,чтобы прекратить насилие.

Почему возникает травля?

Такова потребность возраста. Детям надо быть в стае, надо осознавать себя через противопоставление другим, надо полностью ощущать принадлежность. Это возраст предподростковый, но сейчас все сдвигается в 8-9 годам. Всем, кроме ярких индивидуалистов, жизненно нужно чувство групповой сплоченности. Если есть какие-то позитивные основания, чтобы эту сплоченность чувствовать, все хорошо, травля не нужна. Если дети чем-то заняты, у них общая цель, общие интересы. В современной школе этого нет совсем. Все атомизировано: пришли — отучились — разошлись. А оно надо.

Людмила Петрановская

И рано или поздно случается открытие: можно сплотиться ПРОТИВ кого-то. Тогда наступает вожделенное. Многие в комментах отмечали особое упоение, удаль, веселье, эйфорию, которые охватывают участников травли, потому что они — ВМЕСТЕ. И они — ХОРОШИЕ

Не так важно, что в это вкладывается, высокие или красивые, или умные, или модные, или, наоборот, бравые двоечники. Важно, что с ними все ОК, потому что еще уверенности в себе нет, собственной сформированной самооценки нет, а быть ОК очень хочется

Чем больше ребенок неуверен в себе, чем больше зависит от оценки окружающих, тем более вероятно, что он будет активно участвовать в травле. Зачинщики нередко имеют нарциссические черты. То есть на самом деле они так панически боятся, что кто-то догадается об их несовершенстве, что из кожи вон лезут, заранее перенаправляя огонь на кого-то.

Само выражение «козел отпущения» пошло от древнего иудейского обычая раз в год навешивать на бедное животное все свои грехи и отправлять его в пустыню, на съедение демону. Удобно. Меняться не надо, делать ничего не надо, перекинул на козла — свободен. Подобные механизмы существовали и существуют во всех культурах. Старо как мир.

Часто объясняют травлю с позиций этологии, мол, есть альфа-особи, есть омега-особи, и т. д. Все это, конечно,  так, но люди все же посложней обезьян будут, и к этому все не сводится. Как минимум, эта теория не объясняет, почему есть группы без травли. Да, со своими звездами, среднячками и «особыми», но при этом без насилия. Поэтому меня этот подход не устраивает. Можно объявить, что это, мол, у них такое распределение, и просто он омега, и все. Всем расслабиться.

Между тем вопрос именно в этом. Почему некоторые детские коллективы оказываются беззащитны перед групповой иерархией, вшитой от природы, а  другие-то нет, живут по-человечески. Мое убеждение, что до подросткового возраста это полностью зависит от взрослых. Если есть авторитетный взрослый, который насилия не приемлет, его не будет.

А мы что имеем? Учителя сплошь и рядом считают атмосферу в классе не своим делом. Или хотели бы что-то сделать, да не могут. Этому, кстати,  учат где-нибудь? В программе педвузов хоть говорят о таком феномене, как травля? Есть и такие,  что  сами провоцируют, им это кажется очень классным способом управлять детским коллективом.

Иногда невольно провоцируют. Например, любимый учителями физкультуры способ скоротать урок — эстафета. Всем весело, учителю легко. Плохо неспортивным детям, которым достается за то, что «подвели команду».  Если учитель никак это не отслеживает и не работает с этим, а наоборот, подогревает азарт, травля неизбежна.

Ну, а дальше вступает в силу действие системных законов. После того, как  группа назначила «козла отпущения»  и сложилась как дисфункциональная, то есть замешанная на насилии, она такой и останется без сильных причин измениться. Распробовав вкус насилия, детский коллектив остановиться сам не может. Если дети оказываются предоставлены сами себе — дело может далеко зайти. «Повелитель мух» или «Чучело» — там все описано.

Плюс общий высокий уровень разлитой агрессии — она в воздухе разлита, а уж форма найдется.

Внутреннее солнце

Многие научные исследования связывают школьную травлю с неблагополучием в семье и экономическим неблагополучием региона. Внутреннее неблагополучие ребенка ищет выхода — и легкой жертвой оказывается сидящий рядом «не такой»: очкарик, нерусский, хромой, жирный, ботан. И если счастливого и любимого ребенка не так просто поддеть, то ребенка несчастливого зацепить легко: он весь — уязвимое место. Счастливый и внимания не обратит на чужие глупости; несчастный взвоет, ринется в погоню — и обеспечит обидчику фейерверк эмоций, которого тот и добивался. 

Так что очень хороший способ сделать своего ребенка неуязвимым — это окружить его, как в «Гарри Поттере», мощной защитой родительской любви. Когда ты понимаешь, что тебя можно любить, когда у тебя есть чувство собственного достоинства — тебя не так легко вывести из себя словами «очкарик — в попе шарик»: подумаешь, глупости. Это мама с папой должны вырастить в ребенке вот это внутреннее солнышко: жизнь хороша, меня любят, я хороший и имею право жить и быть любимым. Каждый ребенок — Божье дитя, плод Его любви, в каждом — Его дыхание. 

Родители, однако, с раннего детства — из лучших, конечно, побуждений — гасят это внутреннее солнышко, бесконечно попрекая ребенка его недостатками и скупясь на добрые слова. Ребенка стыдят, обвиняют и эмоционально шантажируют, не видя грани, которую нельзя переходить. За этой гранью ребенок понимает, что он ничтожен, он не имеет права жить. Ему бесконечно стыдно за себя, он виноват в том, что он такой. Его глубоко ранят самые безобидные дразнилки. У него уже запущен процесс виктимизации — превращения в жертву. 

Как поддержать ребенка

Если травля уже есть,то это повод обратиться к психологу,причем разбираться надо сразу всей семьей.

Покажите,что вы всегда на стороне ребенка и готовы помогать ему,разбираться с трудностями до самого конца,даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.

Постарайтесь уничтожить страх. Ребенок боится и обидчиков,и учителей,которые могут наказать его,если он даст отпор или пожалуется. Расскажите,что его самоуважение важнее,чем мнение одноклассников и учителей.

Если ребенку не хватает возможностей для самоутверждения в школе,найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби,спорте,дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости,то есть достижения.

Сделайте вообще все,что поможет поднять ребенку самооценку,чтобы он поверил в себя и в свои силы.

Почему травят

Исследователи приходят к выводу,что источник травли не в личности жертвы или обидчика,а в том принципе,по которому формируются.

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми,кого им навязывают,без права выбора.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе,и объединение обидчиков в сплоченную группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается,то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки.

Если травит учитель

У Вероники Евгеньевны (все истории в этом тексте взяты из жизни, но все имена изменены) в четвертом классе есть дети-помощники. Они имеют право ставить другим детям оценки и делать записи в дневник, проверять их портфели, делать замечания. Тимофей, мальчик импульсивный и шумный, имеющий привычку выкрикивать на уроках глупости, учителю мешает. Она осаживает его презрительными замечаниями, и этот тон усвоили девочки-помощницы Оля и Соня. Когда Тимофей отказался выполнить распоряжение Сони, она залезла в его рюкзак, взяла дневник и понесла учителю. Тимофей бросился его отбирать и побил Соню. Родители Сони зафиксировали побои в травмпункте и подали заявление в милицию. Вероника Евгеньевна провела на уроке воспитательную работу: предложила всему классу объявить Тимофею бойкот. 

Закон об образовании ясно говорит, что в процессе обучения запрещается применение методов физического и психического насилия. По-хорошему, педагогические приемы Вероники Евгеньевны должны стать предметом серьезного разбирательства в школе, а если школьная администрация отказывается от внутреннего расследования — то районного управления образования. Если родители не хотят публичного разбирательства — остается только менять школу. Ребенок, попавший в такую ситуацию, без взрослой помощи из нее не выберется: он еще слишком мал для того, чтобы противостоять взрослому, который ведет против него войну на равных. Родителям еще только предстоит научить его быть взрослее и мудрее, чем этот взрослый. 

Что делать с чужим ребенком?

Родителей во взаимодействии с чужими детьми мотает из крайности в крайность: то они закрывают глаза на коллективное избиение в двух метрах от них, потому что не отвечают за воспитание чужих детей. То бросаются с кулаками на обидчиков своего ребенка, потому что за своего готовы сразу порвать. И учат своих решать все проблемы кулаками: «а ты ему вдарь как следует». И отсюда начинаются тяжелые разборки, часто с привлечением правоохранительных органов.

Типичная ситуация: второклассник Женя толкает девочку Машу в школьном вестибюле, пока они оба выбирают место, чтобы сесть и переобуться. Маша падает. Машина бабушка толкает Женю и называет его идиотом. Женя падает. Бабушка помогает Маше подняться и велит плачущему Жене держаться подальше от ее внучки. Эмоции мешают ей быть взрослой, не бороться с ребенком на равных. 

Безобразничающих детей надо спокойно и твердо остановить. Если чужой ребенок грубит и хамит, не следует опускаться на его уровень. Нельзя ему угрожать и прибегать к ненормативной лексике. Лучше всего сдать его на руки родителям и беседовать с ними, в идеале — в присутствии и при посредничестве педагогов

Важно: чужих детей нельзя хватать руками, разве что их поведение угрожает чьей-то жизни или здоровью. 

Казанская трагедия

Первый учебный день после майских праздников в Казани обернулся трагедией. Утром 11 мая в гимназию № 175 ворвался ее бывший ученик, 19-летний Ильназ Галявиев, и открыл стрельбу из ружья. Жертвами Галявиева стали семь детей и две учительницы — начальных классов и английского языка.

Сломанная психика

Автомобили скорой помощи и правоохранительных органов у школы № 175

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Олег Казанцев

Еще 23 человека попали в больницу с огнестрельными ранениями и травмами, полученными при эвакуации из здания — перепуганные дети выпрыгивали из окон, чтобы спастись. Двое школьников находятся в крайне тяжелом состоянии.

Напавшего на гимназию Галявиева задержали на месте преступления. На записи, сделанной силовиками, видно, что молодой человек ведет себя неадекватно: кричит, что ненавидит людей, и считает себя избранным.

«Летом во мне начал пробуждаться монстр, я начал ненавидеть всех, я всегда всех ненавидел», — заявляет Галявиев.

Сломанная психика

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Во время беседы с сотрудниками ФСБ студент рассказал, что два месяца назад осознал себя «богом» и захотел заявить об этом всему миру. С этой целью он получил разрешение на оружие, приобрел гладкоствольное ружье и решил напасть на школу. За неделю до атаки создал Telegram-канал под названием «Бог», а в день ее совершения разместил там фото в маске и написал, что собирается убить много людей. Несмотря на странное поведение Галявиева и его публичные предупреждения, остановить его никто не попытался.

Психологи рассказали «Известиям», можно ли было предотвратить нападение и как распознать агрессора и вовремя остановить его.

Если травит учитель

У Вероники Евгеньевны (все истории в этом тексте взяты из жизни, но все имена изменены) в четвертом классе есть дети-помощники. Они имеют право ставить другим детям оценки и делать записи в дневник, проверять их портфели, делать замечания. Тимофей, мальчик импульсивный и шумный, имеющий привычку выкрикивать на уроках глупости, учителю мешает. Она осаживает его презрительными замечаниями, и этот тон усвоили девочки-помощницы Оля и Соня. Когда Тимофей отказался выполнить распоряжение Сони, она залезла в его рюкзак, взяла дневник и понесла учителю. Тимофей бросился его отбирать и побил Соню. Родители Сони зафиксировали побои в травмпункте и подали заявление в милицию. Вероника Евгеньевна провела на уроке воспитательную работу: предложила всему классу объявить Тимофею бойкот.

Закон об образовании ясно говорит, что в процессе обучения запрещается применение методов физического и психического насилия. По-хорошему, педагогические приемы Вероники Евгеньевны должны стать предметом серьезного разбирательства в школе, а если школьная администрация отказывается от внутреннего расследования — то районного управления образования. Если родители не хотят публичного разбирательства — остается только менять школу. Ребенок, попавший в такую ситуацию, без взрослой помощи из нее не выберется: он еще слишком мал для того, чтобы противостоять взрослому, который ведет против него войну на равных. Родителям еще только предстоит научить его быть взрослее и мудрее, чем этот взрослый.

Внутреннее солнце

Многие научные исследования связывают школьную травлю с неблагополучием в семье и экономическим неблагополучием региона. Внутреннее неблагополучие ребенка ищет выхода — и легкой жертвой оказывается сидящий рядом «не такой»: очкарик, нерусский, хромой, жирный, ботан. И если счастливого и любимого ребенка не так просто поддеть, то ребенка несчастливого зацепить легко: он весь — уязвимое место. Счастливый и внимания не обратит на чужие глупости; несчастный взвоет, ринется в погоню — и обеспечит обидчику фейерверк эмоций, которого тот и добивался.

Так что очень хороший способ сделать своего ребенка неуязвимым — это окружить его, как в «Гарри Поттере», мощной защитой родительской любви. Когда ты понимаешь, что тебя можно любить, когда у тебя есть чувство собственного достоинства — тебя не так легко вывести из себя словами «очкарик — в попе шарик»: подумаешь, глупости. Это мама с папой должны вырастить в ребенке вот это внутреннее солнышко: жизнь хороша, меня любят, я хороший и имею право жить и быть любимым. Каждый ребенок — Божье дитя, плод Его любви, в каждом — Его дыхание.

Родители, однако, с раннего детства — из лучших, конечно, побуждений — гасят это внутреннее солнышко, бесконечно попрекая ребенка его недостатками и скупясь на добрые слова. Ребенка стыдят, обвиняют и эмоционально шантажируют, не видя грани, которую нельзя переходить. За этой гранью ребенок понимает, что он ничтожен, он не имеет права жить. Ему бесконечно стыдно за себя, он виноват в том, что он такой. Его глубоко ранят самые безобидные дразнилки. У него уже запущен процесс виктимизации — превращения в жертву.

Что нельзя говорить

  1. «Ты сам виноват», «ты так себя ведешь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чем ребенок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других,недостатки. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков.
  2. «Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство,не реагировать на такое нельзя.
  3. «Дай им сдачи». Рискованный совет,который ставит под угрозу здоровье ребенка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться,травля только усиливается.
  4. «Что вы делаете,ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех,кто травит,объясняя,что жертве плохо. Так вы только докажете,что жертва слабая,а обидчики — сильные.

Мама и ребенок лепят снеговика.

Михаил Хаустов

Это не детская проблема

Многие взрослые помнят это по себе: все против тебя, весь мир. Учителям все равно, родителям жаловаться нельзя: скажут «а ты дай сдачи», да и всё. Это не лучшие воспоминания. И они вообще никак не помогают, когда жертвой травли становится твой ребенок. Когда-то пережитые боль и злость застят глаза и мешают быть взрослым и умным, заставляют возвращаться в детство, где ты слаб, беспомощен, унижен и один против всех.

Родители, ослепленные болью, выбирают далеко не лучшие варианты заступиться за своего ребенка: стараются сделать больно его обидчикам. Иногда это заканчивается уголовными делами против родителей. Поэтому разобраться в том, как правильно решать проблему «моего ребенка травят в школе», нам помогают профессиональные психологи: Наталья Науменко, патопсихолог из Киева, московский психолог и социальный педагог Арсений Павловский и Элина Жилина, детский и семейный психолог из Петербурга.

Все они единогласно говорят: главную роль в решении проблемы школьной травли должны играть взрослые — учителя и школьная администрация.

«Школа может и должна не допускать травли детей, появления в классах изгоев. — считает Элина Жилина. — Напротив, она может помочь детям развить их лучшие качества, отрабатывать хорошие принципы общения: ведь именно в школе происходит основная тренировка навыков социального взаимодействия

Очень важно, чтобы учителя пресекали травлю на начальных стадиях и не давали ей закрепиться; от атмосферы в школе многое зависит»

Однако, как отмечает Арсений Павловский, «учителя часто, не разбираясь, в чем дело, наказывают того, кого травят. Ребенка дразнили всю перемену, раскидали его вещи, он бросается на обидчиков с кулаками — тут входит учитель, и обиженный оказывается крайним. Бывает, что в травле участвуют успешные дети, которые нравятся учителям, — и учитель не верит жалобам на детей, которые у него на хорошем счету. На самом деле учитель может разобраться в конфликте, выслушать обе стороны и поддержать ребенка, которого обижают. Позиция учителя критически важна. Он вообще должен занять четкую позицию даже не против обидчиков, а против самой практики травли — и сам не поддерживать ее: не подтрунивать над ребенком, не наказывать его зря. И помогать ему. Во-первых, оказать эмоциональную поддержку. Во-вторых, у такого ребенка часто под удар ставится самооценка и самоотношение — и учитель может ставить его в ситуацию успеха, например, выбирая задания, с которыми ребенок хорошо справится. Он может даже организовать группу поддержки среди детей и предложить детям сделать для одноклассника что-то хорошее.

Увы, учителя обычно не считают нужным вмешиваться в детские конфликты: воспитывать надо дома, а наша обязанность — учить. Тем не менее Закон об образовании возлагает ответственность за «жизнь и здоровье обучающихся…. во время образовательного процесса» именно на школу (статья 32, п. 3, пп. 3). Лидер в детском коллективе — взрослый. Он определяет рамки поведения и правила у себя на уроке. Он отвечает за безопасность школьников, и если они наносят друг другу побои или психические травмы — это его вина. Школа должна учить не только предметам, но и навыкам социального взаимодействия: договариваться, решать конфликты мирно, обходиться без рукоприкладства».

«В младших классах одни дети дразнят других только при попустительстве учителей. Зачастую учителя не только закрывают глаза на травлю, но и сами ее подстегивают. Учителя — люди, как правило, конформные*, — замечает Наталья Науменко.

Они не принимают чужого, чужеродного, и могут не только неприязненно относиться к кому-то из детей, но и неосознанно провоцировать других детей. Еще хуже — некоторые педагоги пользуются детской враждой в своих целях — для поддержания дисциплины в классе».

Чего НЕ нужно делать

Единственно верного метода поддержки вашего ребенка, когда он жалуется на травлю, не существует. Но некоторых моментов точно следует избегать.

  • Не говорите, что это нормально, такова жизнь и не стоит переживать.
  • Не говорите, что некоторые дети не могут травить его, потому что они его друзья.
  • Не говорите, что он должен разобраться сам: в случае травли между детьми присутствует неравенство сил, и это нужно учитывать.
  • Не предлагайте ничего не предпринимать или не обращать внимания на агрессоров: из-за частоты инцидентов дети, подвергающиеся издевательствам, не могут проигнорировать их или забыть о случившемся. Пассивный подход может привести к усилению тревоги и даже к депрессии. В этом случае ребенок еще больше замкнется в себе и в будущем не пойдет на откровенный разговор с вами.
  • Не предлагайте ударить хулигана в ответ или подраться с ним, так как это, скорее всего, ухудшит положение дел и поставит вашего ребенка в уязвимую или потенциально опасную позицию.
  • Не звоните родителям обидчика и не обвиняйте их в том, что их ребенок расстроил вашего. Это вряд ли пойдет на пользу обеим сторонам.

Что бы вы ни делали, сосредоточьтесь на том, чтобы всегда быть открытыми для разговора с ребенком.

Как учителю вести себя, если ученик ведет себя агрессивно и провоцирует конфликты

Агрессия со стороны учеников обычно приводит к конфликтам на уроках или переменах. Учитель становится неотъемлемым участником этого конфликта и его задача – сначала эту ситуацию остановить, после чего помочь ребёнку найти новые способы выражения агрессии. Есть несколько основных рекомендаций, которые мы в фонде «Шалаш» используем в работе с детьми. 

Первое, что нужно сделать в случае конфликта – остановить ребёнка. Часто дети в состоянии аффекта не реагируют на слова, и тогда учитель может быть вынужден остановить его физически, но не проявляя встречную агрессию – не нужно хватать ребёнка за руку или плечо, лучше, например, обнять его.

В конфликтных ситуациях сохраняйте спокойствие. Если есть жертва – поддержите ее, даже если конфликт происходит прямо на уроке

Это важно, потому что это создает ощущение безопасности на занятии, и таким образом учитель посылает ученикам сигнал, что заступится за каждого, если кто-то проявит в их адрес агрессию.
 

Разберитесь в причинах конфликта. Прерывать ход урока в таком случае не стоит – можно найти время на перемене

Для выяснения причин не нужно заставлять детей друг перед другом извиняться. Лучше дать детям высказаться, и выслушать две стороны конфликта, чтобы понять, что заставило учеников вступить в противостояние. 
 
Дети и подростки не знают, как приходить в себя в случае конфликта, поэтому учителю важно предложить им варианты разрядки: попить воды, подышать, что-то сильно сжать, посидеть за задней партой. На ссоры тратится много энергии, поэтому лучше дать возможность детям отдохнуть и предложить вернуться к уроку тогда, когда они будут готовы. 
 
Ребёнок сам не может научиться понимать и называть свои чувства, назовите их за него – «Я вижу, что ты расстроен(а)/злишься». Так ученик научится соотносить свои эмоции с тем, как это называется, и его эмоциональный интеллект будет развиваться. 
 
После урока покажите ребёнку, что существуют никого не задевающие способы выражения злости: что-то крепко сжать, потопать, постучать или сказать что-то, что поможет избежать конфликта – например, «Мне неприятно/Я сейчас разозлюсь/Пожалуйста, отойди». 
 

Отмечайте прогресс ребёнка в освоении этих способов в течение какого-то периода – недели, месяца, четверти. Часто дети, которые проявляют агрессию и которым сложно с ней справляться – это дети с низкой самооценкой,  мотивированные скорее на избегание неудачи, а не на достижение успеха. Им важно увидеть связь между усилиями и результатом. Можно или устно сказать ребёнку о том, что у него получается, или передать ему записку. 

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Типичные ошибки взрослых

Теперь о том, что  заводит в тупик взрослых, которые пытаются справиться с травлей в детской группе. О типичных ошибках, неверных убеждениях и стратегиях, которые часто приводят к тому, что ситуация травли консервируется или даже усугубляется.

1. Ждать, что само пройдет.

Само не проходит. У детей до подросткового возраста – точно. Позже — есть небольшой шанс. Если в группе найдутся достаточно авторитетные дети (не обязательно лидеры), которые вдруг увидят эту ситуацию иначе и решатся заявить о своем видении —  это может сильно уменьшить травлю.

В нашем классе сильно травили мальчика из не очень благополучной семьи, очень жестоко, он считался «вонючим» (был энурез, как я теперь понимаю). Били, обзывали, отнимали портфель, в общем, по полной программе. Жалко его было всегда, но это воспринималось как данность, неизбежность — ведь «он такой».

Учителя тоже в основном пытались давить на жалость, что дела не улучшало. А потом, классе в 6, вдруг накрыло осознание, что так нельзя. Что просто нельзя и все, независимо от того, какой он. Ощущение холода между лопаток от 30 взглядов, когда я иду через весь класс и сажусь рядом с ним (на это место  НИКТО и НИКОГДА добровольно не садился), я не забуду всю жизнь. И шепот «С вонючкой села! Сама провоняет!».

Это было почти социальное самоубийство с моей стороны. Но внутри было это вот новое чувство, и выбора не было. Как бы я теперь назвала, мораль проклюнулась. Как раз в 12. И ничего, обошлось. Поудивлялись и приняли как факт. Видимо, мораль начала не только у меня уже прорезаться, дети были умные. А мальчик потом приходил ко мне домой, я его по русскому подтягивала, очень интересный оказался, вежливый и читал много. Как-то потише стало вскоре с травлей. Не полюбили его, конечно, но обижали меньше.

Но до 12 с собственной моралью у детей слабовато (еще и мозг не созрел). И задавать им моральные ориентиры обязаны взрослые. Дети в этом возрасте очень готовы их услышать и принять. И наоборот, в подростковой группе взрослый может и не справиться, если там уже сложилась, так сказать, «антимораль». По крайней мере, ему будет гораздо труднее.

2. Оправдывать, объясняя

Объяснений, почему возникает травля — воз и маленькая тележка. Здесь и потребность возраста, и давление закрытой системы (школа, тюрьма, армия), и групповая иерархия (альфы-омеги), и личные особенности детей (например, пережитый опыт насилия, приведший к виктимности или агрессивности)

Все это очень важно и интересно, и безусловно стоит изучать и понимать

Но. Если из всего этого делается вывод: «так что же вы хотите, вот ведь сколько причин, потому и травят», это и есть оправдывать, объясняя.  Травля в конкретном классе, от которой страдают прямо сейчас конкретные дети — не вопрос научных изысканий, это вопрос морали и прав человека

С этой точки зрения неважно, кто какая буква. Будь ты хоть трижды альфа, будь он хоть сто раз странный и «не такой», травить не смей!

Если в голове взрослого такого твердого убеждения нет, и он в упоении от собственной проницательности «анализирует причины», вместо того, чтобы дать определенную оценку и выдвинуть требования, остановить травлю он не сможет.

Причины часто столь глобальные, что устранить их невозможно, Скажем, агрессию в обществе или насильственность и закрытость школьной системы. Или вот дети, обделенные любовью родителей и потому самоутверждающиеся за счет других, всегда были, есть и будут. Это не значит, что надо терпеть травлю.

Надо ставить цели скромнее: нет задачи изменить причины, есть задача изменить ПОВЕДЕНИЕ конкретной группы детей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Клуб родителей
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector