Панический страх смерти

Признаки синдрома

Приступ паники, как правило, развивается внезапно. И может застать больного в любом месте, в любое время суток. Его проявления различны: от безудержного, мучительного чувства страха и тревоги до внутреннего дискомфорта. Паническую атаку с неярко выраженными симптомами называют «паникой без паники». При этом доминируют физиологические симптомы.

Продолжительность приступа может быть всего несколько минут, в других случаях он длится несколько часов. Но в среднем его длительность составляет 20–30 минут. ПА повторяются в одной ситуации с периодичностью 1–2 раза в день, в других – несколько раз за месяц. Впервые испытав подобные ощущения, человек сохраняет о них память на всю жизнь.

Бывает невероятная случайность, когда больной подвергается приступам всего пару раз за всю жизнь. Они бесследно исчезают, предположительно, после прекращения действия стрессового фактора.

Приступ панической атаки сопровождается следующими симптомами:

Психологические

Физиологические (вегетативные)

  • паника и сверхсильная тревога;
  • страх наступления смерти;
  • спутанное мышление;
  • чувство, как будто ком застрял в горле;
  • оцепенение;
  • отсутствие адекватного восприятия реальности;
  • нарушение самовосприятия;
  • больной полагает, что сходит с ума;
  • теряет контроль своих действий;
  • спутанность в голове;
  • тахикардия, ощущение сердцебиения;
  • озноб и повышение температуры;
  • тремор конечностей и внутренняя дрожь;
  • одышка и нехватка воздуха;
  • тяжелое дыхание, приступ удушья;
  • боль в груди;
  • тошнота и проблемы со стулом;
  • парестезии конечностей;
  • частые позывы к мочеиспусканию;
  • судороги конечностей;
  • скачки артериального давления;
  • смена походки;
  • зрительные и слуховые дисфункции;
  • истерическая дуга;

Первый случай панической атаки выражается сверхсильным страхом умереть. Его сила настолько мощная, что может доводить пациента до состояния аффекта. В последующих случаях чувство неизбежной смерти трансформируется в определенную фобию. Это может быть боязнь сойти с ума, задохнуться и др.

Бывают ситуации, когда состояние не сопровождается тревожно-фобическим комплексом. На первый план выходят эмоциональные симптомы: апатия, чувство ненужности, агрессия, нервозность.

После пароксизмы больные ощущают себя обессиленными и разбитыми.

Чаще всего панические атаки встречаются в возрасте 25–50 лет. От патологии страдает примерно 5% человечества. И что интересно, в основном жители крупных городов. В пожилом возрасте такие пароксизмы возникают редко, имеют стертый характер и становятся пережитками атак, случавшихся в молодости.

Те, кто хоть раз в жизни пережил подобное состояние, описывают его с ужасом и волнением.

Например, девушку приступ застал, когда она ехала в машине с мужем и ребенком. Появилось ощущение нехватки воздуха, нереальный ужас пробирал с головы до пят. В одно мгновение появилось желание открыть дверь и выскочить из салона. Сдержала оживленная трасса.

Другого пациента охватывал страх при появлении определенных звуков. Ощущалось противное покалывание в ладонях. Накатывает волнение, от которого путаются мысли и отнимается язык.

Женщина описывала проявления панической атаки у своего мужа, когда они гуляли в парке и говорили о родственнике, у которого недавно случился инфаркт. Она заметила, что внезапно у мужа начали трястись руки и плечи. Он покрылся потом, он даже стекал каплями. Лицо побледнело, практически перестал дышать (не мог сделать вдох), взгляд был блуждающий и неосознанный. Мужчина был уверен, что умирает. Домой добирались почти 2 часа, тогда как обычно на это уходило 20 минут. Он постоянно останавливался, садился на землю, и приступ повторялся.

Основные понятия в суицидологии

  • Суицид – это лишение себя жизни теми или иными способами. Суицид может быть завершённым, т.е. заканчиваться смертью, или незавершённым и являться суицидальной попыткой.
  • Антивитальные переживания – тревожные мысли о малоценности существования, высказывания в виде: «жить не стоит, незачем», «всё впустую», «не жизнь, а жалкое проживание каждого дня».
  • Пассивные суицидальные мысли – вымыслы, представления о своей смерти, но не о том, чтобы лишить себя жизни: «уснуть бы и не проснуться», «хорошо бы умереть у себя дома». Смерть представляется чем-то быстрым, даже приятным и безболезненным. Человек ярко фантазирует и придумывает картины, как горюют и оплакивают его родные, что поменяется после его ухода из жизни.
  • Суицидальные замыслы – активное продумывание и подготовка к совершению суицида: человек ищет верёвку, сильнодействующее лекарство, пишет предсмертные записки, выбирает подходящее место и время для совершения самоубийства.
  • Пресуицид – момент от появления суицидальных мыслей до попыток произвести сам суицид.
  • Суицидальные намерения – присоединение к суицидальным замыслам желания совершить самоубийство.
  • Парасуицид – причинение вреда здоровью, без желания закончить жизнь, с целью получить желаемое, реакцию окружающих, близких. Парасуицид совершается на фоне эмоциональной вспышки и по свей сути демонстративен. Такое поведение характерно для лиц с истероидными чертами, психопатией.
  • Расширенный суицид – когда из жизни намеренно уходит суицидент и, руководствуясь своими болезненными убеждениями и представлениями, убивает окружающих его людей (к примеру, семью, чтобы они не страдали в этом мире).

Причины панической атаки

Но почему кто-то периодически страдает от таких состояний, а кому-то они вообще незнакомы? Каковы причины?

До сих пор конкретный ответ учеными не найден. Однако установлены точные факторы, которые прямо способствуют развитию необоснованного страха смерти:

  • Психологические травмы. Кого-то с детства могут преследовать неприятные, а то и ужасные воспоминания. Даже если человек сознательно не думает о них, травма остается свежей в подсознании. Достаточно даже самого косвенного воспоминания о прошлом, чтобы появился повод для сильной панической атаки.
  • Затяжные стрессы или слишком насыщенный образ жизни. Не можете вспомнить, когда последний раз высыпались? А когда были на природе, уединялись? Сколько времени вы проводите за компьютером смартфоном, телевизором? А это все причины панических атак. Постоянные дедлайны, слишком насыщенная жизнь, пренебрежительное отношение к своему психическому здоровью — прямые причины их возникновения.
  • «Внутренний диктатор». Постоянно делаете то, «что нужно», и подавляете свои настоящие желания? Но действительно ли это надо? Изо дня в день делать то, что вам не нравится, не давать себе отдыха, отгонять собственные мысли? Именно это рождает внутреннее беспокойство, разлад. Вам становится страшно оставаться с собой наедине. А в таком состоянии нередко и появляются мысли: «Я умираю. Сколько мне осталось?»

Таким образом, больной в большинстве случаев сам доводит себя до критического состояния, но не осознает этого. При этом его тяжелое положение очень осложняет и непонимание близких. Человеку, страдающему от панических атак, как никому другому нужна поддержка и забота. Будьте с ним на этом сложном пути. С выздоровлением к нему вернется и спокойствие, и личное мнение, и здравые мысли.

Примите себя

Как мы уже отмечали, панические атаки — это следствие того, что человек находится во внутреннем разладе с собой. Поэтому верным лечением становиться принятие себя со всеми недостатками и особенностями. Постарайтесь простить себе все неудачи, неверные решения, болезненные ошибки. Это не просто, но это обязательное условие благополучной и спокойной жизни. Нелюбовь к себе — это причина многих серьезных психических расстройств.

Но не всегда просто найти причину панического состояния. Она может находиться глубоко в подсознании и вы можете о ней не подозревать. Но малейшее напоминание о прошлом, и она выливается в паническую атаку. Поэтому так важна помощь психолога — неспециалисту сложно в таком случае разобраться в себе.

Причины появления

Специалисты не могут назвать главного «виновника» развития агорафобии. Существует мнение, что первопричиной является паническая атака, переходящая в тревожное расстройство. Другие же считают диаметрально противоположное: сначала появляется боязнь открытых пространств, а уже из нее «вытекают» панические атаки. Компромисса между этими теориями до сих пор не достигнуто, но ясно одно – эти патологии связаны между собой очень тесно. 

Концепция Зигмунда Фрейда

Основоположник психоаналитики предложил свою концепцию развития агорафобии, и других тревожных расстройств: так как все они являются невротическими патологиями (неврозами), то их происхождение находится на психогенном уровне.

Фрейд полагал, что основной симптом заболевания тревога – это результат зародившегося в детском или подростковом возрасте внутриличностного конфликта, компромисс между влечением («оно») и запретом на это желаемое («сверх Я»). Она, в свою очередь, трансформируется в такие ощущения, как тремор, отдышка, удушье.

Теория академика Павлова

Великий физиолог считал любой страх условно-рефлекторным. То есть если с индивидом или близким ему человеком происходит какое-то происшествие, вызывая испуг, то при попадании в подобную ситуацию мозг начинает «бить тревогу». С течением времени, нарастая как снежный ком, такой страх трансформируется в агорафобию. Но с этим можно поспорить: не все люди, испытавшие неприятности в толпе, заболели, и наоборот, расстройство развивается у тех, у кого не было таких случаев.

Во всем виноват вестибулярный аппарат?

Не так давно появились результаты исследований, утверждающих, что именно неполадки с вестибулярным аппаратом ответственны за агорафобию. Находится он во внутреннем ухе, в костном лабиринте, а его функциональная обязанность – ориентировать движение головы и тела человека. То есть, сигналы визуально-мышечной системой и вестибулярного аппарата должны быть уравновешены. Однако проблемы с последним не позволяют агорафобам нормально воспринимать тактильные ощущения от поверхности и визуально четко видеть объекты. Такая дезориентация приводит к возбуждению и панической атаке.

Простое счастье

Юлия Борта, «АиФ»: Эдуард Равилович, меняются ли у людей представления о жизни и счастье, когда они оказываются у последней черты?

Эдуард Ахметов: Ещё святой Августин писал, что «только перед лицом смерти по-настоящему рождается человек». Думать, что мысли о смерти введут человека в депрессию, уныние, приведут к саморазрушению, неправильно. Смерть придаёт смысл жизни. У меня лежал пациент, который не мог пить из-за постоянной неукротимой рвоты. Как-то он подошёл ко мне со словами: «Я знаю, что мне немного осталось. И всё, что у меня есть, я бы отдал за один глоток холодной газировки, чтобы ощутить её вкус». Был июль, стояла жара. И неизвестно, у кого большая метаморфоза произошла — у пациента или у меня. Когда я подумал, что могу сейчас после работы пойти и купить большую бутылку этого напитка (хотя не особенно его люблю), выпить и при этом чувствовать себя недовольным жизнью, обиженным. Самое худшее — быть неблагодарным. Зачастую мы ценим что-то, только когда стоим перед угрозой потери этого.

Статья по теме

Британский опыт. Как работают детские хосписы в Европе

В состоянии приближённости к последнему дню происходит внутренний рост человека. Люди начинают понимать истинную цену любви близких по отношению к ним и сами начинают её проявлять. А по жизни мы все испытываем дефицит этого. В центре паллиативной помощи нередко встречаешь довольно радостные лица. Это место, где ценят каждый день жизни и простые радости больше, чем где-либо. Где приходит осознание, что оставшуюся жизнь можно потратить на более ценные, несгораемые вещи. Например, на то, чтобы кого-то простить, попросить прощения самому. Что человек никогда бы не сделал, не окажись в таком состоянии.

Были пациенты, которые говорили парадоксальные вещи — что они благодарны болезни. Причём говорили простые люди. Я с этим сталкивался не только здесь. Больше 30 лет проработал в реанимации. И много раз видел, когда люди возвращались после тяжёлой болезни сильно изменившимися. Но точно так же личностный рост произойдёт, если мы будем думать об этом.

— А вас работа тоже изменила? Как удаётся врачам сохранять милосердие, не очерстветь, когда ты не спасаешь, а, наоборот, провожаешь почти каждый день?

— Увы, милосердие и сочувствие в обычной жизни в дефиците. Мы не чувствуем порой даже близких. Да и себя-то не чувствуем, свои потребности и желания, будучи в постоянной суете и гонке. А здесь, где лежат умирающие пациенты, чувство эмпатии обостряется и у врача, и у пациентов

Захожу в палату утром в неважном настроении. Меня пациенты спрашивают: «Доктор, как вы себя чувствуете? А чего-то вы какой-то расстроенный? Да посмотрите — на улице солнышко

Вы устали, наверное? Конечно, в таком месте работать не сахар… А дома-то нормально всё?» И тут мне становится так стыдно, не по себе. Вроде я должен сочувствовать и поддерживать, а получаю слова утешения и поддержки от них. Видимо, обратная связь, которую мы получаем, работая с такими пациентами, компенсирует трудности работы.

А вообще, действительно, по-другому начинаешь относиться к людям и своей жизни

Начинаешь ценить близких, меньше размениваться по мелочам, больше понимаешь, что ценно, важно, а что — второстепенно, необязательно. Думаете, у меня так всегда получается? Нет, конечно

Так же из-за мелочей расстраиваюсь. Многие здесь становятся верующими — и врачи, и пациенты. Поддерживает и даёт ответы только вера.

Добавить жизни. Про хоспис распространяют много слухов и «страшилок»
Подробнее

Диагностика и лечение

Дабы не доводить ситуацию до грустного конца, необходимо незамедлительно обратиться за консультацией к врачам разных специализаций:

  • терапевту;
  • кардиологу;
  • неврологу.

Каждый из них проведет осмотр и обследования, чтобы отсечь наличие серьезных соматических заболеваний. Если таковых не выявлено, то за дело берутся психотерапевт или психолог. Для подтверждения диагноза используются такие шкалы, как тревоги Шихана, депрессии Бека и уровня тревоги Спилберга. Специалистам нужно убедиться, что у пациента именно агорафобия и нет никакого другого психического заболевания. Такой диагноз ставится в случаях наличия у пациента тревожности и страхов, которые:

  • возникают в одинаковых ситуациях;
  • имеют интенсивный характер и проявляются в период до полугода;
  • сопровождаются мыслями о безвыходности, беспомощности в случае самостоятельных действий при выходе из сложившейся ситуации;
  • подталкивают к изменению поведения, позволяющих избежать какого-либо случая, или присутствию рядом компаньона в качестве поддержки;
  • на самом деле никакой опасности не представляющие;
  • мешают нормально жить, приносят большие страдания.

Проходить лечение может в амбулаторных условиях (в поликлинике или психоневрологическом диспансере), и стационарно, если случай тяжелый. Последний вариант предполагает больного с формирующимся при шизофрении агорафобическим синдромом или ярко выраженным эффектом дезадаптации.

Лечат боязни открытых пространств комплексно, включая психо- и фармакотерапию, обязательно требуется и реабилитационный период, в который пациент наблюдается лечащим врачом. От типа агорафобии (включает ли расстройство вегетативные нарушения или нет) будет зависеть разработанная специалистом тактика. Но в любом случае, она подбирается индивидуально для каждого больного. 

 Психотерапевтические методы лечения:

  1. Когнитивно-поведенческая терапия. Это весьма распространенный вариант. Так как больные агорафобией люди очень недоверчиво относятся к посторонним, боясь, что те будут их высмеивать, то врачу сначала необходимо выстроить доверительные отношения с пациентом. Далее, изучив анамнез и рассмотрев ситуации, вызывающие страх, специалист вместе с пациентом посещает эти места и моделирует произошедшие случаи. Такая методика позволяет понять фобии и научиться справляться с ними. Она помогает полностью излечиться.
  2. Гештальт-терапия показана для людей с приступами страха и формирует у них ответственность за себя. Агорафоб учится помогать сам себе, анализируя атаки и сглаживая неконтролируемое поведение, убирая физические проявления страха.
  3. Семейная терапия. Как считают психотерапевты, главными «спонсорами» агорафобии являются близкие люди. Так, родителей вполне устраивает, что ребенок боится выходить на улицу и всегда находится рядом – под присмотром и в полной безопасности, а некоторых родственников устраивает взрослая домашняя сиделка «на подхвате». То есть, возникает созависимость, которую и можно устранить лишь семейной терапией.

Что касается медикаментозного лечения, то при легкой форме агорафобии помогут простые безрецептурные седативные препараты, а вот при более сложной врач выпишет:

  • адреноблокаторы. Пригодятся в экстренных случаях для купирования неконтролируемого поведения;
  • транквилизаторы снимут тревожность;
  • антидепрессанты снизят последствия приступа.

Как уже раньше не раз говорилось, агорафобия несет за собой множество неприятностей, проблем, снижение качества жизни. Но чем раньше ее выявить и начать лечение, тем быстрее и легче можно избавиться от нее насовсем. К примеру: 2 года патологии вылечивается всего за месяц, а вот 5 лет ее наличия потребует уже не менее полугода серьезной работы.

Перестаньте бояться

Физиологически для вашего организма панические атаки безопасны. Это лишь состояние, которое вызывается переизбытком определенных гормонов в организме. Так или иначе, в мировой статистике нет сведений о том, что кто-то умер от панической атаки. Страх смерти, который вы испытываете в этот момент, — ложный.

Как говорится, проблема только в вашей голове. И бояться — лишь усугублять ее, доставлять себе же дополнительные мучения. Если вы почувствовали приступ, обязательно обратись к близкому человеку. Нет никого дома? Позвоните, напишите другу или знакомому. Выйдите на улицу, в людное место. Неплохой совет — позвонить на Горячую линию психологической поддержки в вашем городе.

Не заостряйте свое внимание на приступе. Наоборот, старайтесь отвлечься на что-либо другое

Не позволяйте думать себе о смерти, не пытайтесь сосредоточиться на испытываемых вами состояниях.

Трудные вопросы

— Столкнувшись с тяжёлой болезнью, многие люди начинают задавать вопросы «За что?», «Почему я?»…

— Такое чувство отчаяния и несправедливости обычно возникает на первом этапе, когда человек или его близкие узнают о неотвратимом диагнозе. Иногда пациенты обвиняют родных в том, что заболели. Но сама постановка вопроса «За что?» и «Почему?» неправильна. Можно только пытаться найти ответ на вопрос: «Для чего?» Для чего эта ситуация дана самому пациенту и его близким? После смерти мы рассчитываем на милость и милосердие, прощение, а не на то, что нас будут судить по справедливости. Милосердие и прощение выше справедливости. А люди уповают именно на справедливость — «За что?» Надо смотреть выше. Некоторые верующие вообще считают: заболевание раком — это милость Божья

Когда удаётся пациента переориентировать на самое важное, это тоже даёт поддержку в нашей работе

— А стоит ли лечить людей с онкологией на последних стадиях?

— Специализированное лечение онкологии — химиотерапия и прочие методы — в хосписе действительно прекращается. Ввиду его бесполезности, неэффективности, вредности, токсичности и только ухудшения состояния и качества жизни пациента. Остаются методы обезболивания. Ведь если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Это бывает сложно осознать и принять пациенту и его родственникам. Надо уметь сказать «стоп». Это непросто. Как говорил один мой друг-хирург, самая лучшая операция — та, от которой смог отказаться. Сложнее всего, когда пациенты и родственники не смиряются, продолжают настаивать на лечении. Отчасти из-за чувства вины: недоглядели, не вовремя обратились к врачу. Или начинают поиск виновных среди врачей — мол, просмотрели, не хотят лечить, опустили руки и т. д. Приходится объяснять, что наши возможности, к сожалению, ограниченны. И лечить дальше — это делать вид, что лечишь. Лучше побыть с близким человеком, погулять, чем тратить время на консультантов, поиски лекарств и т. д. Они бесполезны. Это надо принять.

Статья по теме

Заглянувшие за грань. Что происходит с сознанием человека после смерти?

— Надо ли сообщать пациентам и родственникам правду, сколько человеку осталось?

— Я долго не знал, как ответить на этот вопрос. Врать или правду сказать? Потом попробовал задавать такой контрвопрос: «А зачем вам это знать?» Некоторые, смутившись, задумывались: «Доктор, а действительно, зачем? Лучше не надо». А другие разумно начинали рассказывать, что им нужно успеть отдать последние распоряжения, кому-то книжку дописать, верующим исповедаться и причаститься. Вполне реальные планы. В таком случае я могу честно сказать пациенту примерные сроки.

Кстати, я пришёл к выводу, что чем более насыщенно человек прожил жизнь, чем больше успел реализовать, тем ему легче расставаться с ней. Самое страшное, когда больные говорят: «Я понял, что не свою жизнь прожил». И вот здесь слова утешения найти очень сложно. Человек так сильно зависел от мнения окружающих, поступал так, как от него ждали, а не как он сам хотел. Всё время забывал о себе или отодвигал это на второй план. И вдруг такой диагноз. Он понимает, что отодвигать некуда, а он своей жизнью так и не жил

Вот почему так важно прислушиваться к себе

— К больным с онкологией бывает предвзятое отношение — страх, нежелание обсуждать. Многие думают: лучше умереть от инфаркта, чем от рака.

— Мы сталкиваемся с человеком, который понимает, что уходит. Да, всех нас каждый день приближает к этому. Но когда сроки более-менее понятны, говорить сложно. Начать утешать: «Ну ты давай, держись, может быть, всё получится», «Тебя обязательно вылечат, найдут способ» и т. д.? Но ты же понимаешь, что говоришь неправду. И сам в это не веришь. А быть искренним с таким человеком очень сложно. Избегать этих тем? А в глазах-то всё равно эти вопросы… Какой выход? Не видеть в болезни трагедию, ужас и кошмар. Не думать, что все эти люди несчастны. За всем этим стоит собственный страх смерти. Если я его внутри себя преодолел, мне не страшно. И не будет этого лицемерного общения с человеком, таким же смертным, как я.

Загадка утренних смертей. Почему люди так часто уходят в 4 часа утра?
Подробнее

— Когда человек тяжело заболевает, мы начинаем относиться к нему внимательнее, даже баловать.

Не бойтесь раскрыться

Обычно они строятся путем поочередного взаимного самораскрытия. Один человек решает шагнуть в неизвестность и рассказывает другому очень интимные вещи, идя на известный риск. Затем другой делает шаг навстречу и что-то раскрывает в ответ. Вместе они углубляют отношения, выстраивая спираль самораскрытия. Если же человек, который пошел на риск, не получает ответной откровенности, дружбе обычно приходит конец.

Чем лучше вам удается быть истинно собой, делиться самыми сокровенными переживаниями, тем глубже и крепче будет дружба. Когда между людьми есть подобная близость, любые слова, любые способы утешения и любые идеи приобретают гораздо большее значение. Мы должны периодически напоминать нашим друзьям (и самим себе), что и нам приходилось испытывать страх смерти.

Вот и я, разговаривая с пациентами о неизбежности смерти, подключил к этой теме свои чувства. Такие признания — небольшой риск: мы просто делаем явным то, что обычно лишь подразумевается. В конце концов все мы — создания, которых страшит мысль «меня больше нет».

Природа состояния

Почему это случается? Откуда у больного ни с того, ни с сего появляется мысль «Мне плохо — я умираю?»

Специалисты находят несколько разумных объяснений данному состоянию:

  • Постоянные стрессы, нервные нагрузки. В такой ситуации в организме наблюдается переизбыток кортизола и адреналина. Эти гормоны усиливают и учащают сердцебиение, заставляют прыгать артериальное давление. Больному кажется, что у него проблемы с сердцем, вот-вот случится сердечный удар.
  • Усиленное сердцебиение ведет за сбой учащение дыхания. Ведь в таких условиях кровь быстрее, чем обычно, насыщается кислородом. Это, в свою очередь, ведет к появлению головокружения, сужению сосудов, чувству тревоги.
  • Спазм сосудов неблагоприятен тем, что вызывает усиленное выделение молочной кислоты. А она, в свою очередь, распаляет чувство тревоги и страха. Перед больным навязчивая мысль: «Что мне делать, я умираю!»

Состояние пагубно тем, что развивается стремительно. Человек не осознает, что с ним, а это в разы усиливает страх. Выделяется адреналин и кортизол, и все повторяется по вышеприведенной схеме.

Чем отличается естественный страх от фобии

Чтобы самостоятельно побороть страх смерти, психологи советуют для начала определить, а не фобия ли это. Ежедневно выпуски новостей сообщают о гибели людей. Такие напоминания заставляют человека бояться за свою жизнь и жизнь близких. Но такой страх еще не является патологическим, поскольку он спровоцирован внешней информацией.

У человека, который испытывает сильный страх смерти, можно заподозрить фобию, если он:

  • молод и находится в полном расцвете сил;
  • ничем не болеет;
  • не подвергается опасности;
  • в недавнем прошлом не сталкивался с кончиной близкого человека.

Получается, что у человека нет веских причин переживать из-за быстротечности жизни, но он постоянно ощущает страх и беспокойство из-за возможности ее прекращения. Страдающий от танатофобии человек становится утомленным, эмоционально выжатым, опустошенным и истощенным.

Он не в состоянии контролировать свой страх. Наоборот, фобия берет над ним полную власть. Человек, попавший в лапы патологического страха смерти:

  • отказывается совершать простые действия, если они потенциально опасны;
  • чересчур часто посещает врачей без видимой причины;
  • страдает нарушениями сна;
  • неадекватно оценивает окружающую действительность.

В особо запущенных случаях человек вообще перестает выходить из своего жилища, общается исключительно через интернет и даже еду заказывает с доставкой на дом.

Борьбу с патологическим страхом психологи советуют начать с поиска причины, по которой развилась фобия. Иначе побороть такой страх будет очень сложно. Основными причинами танатофобии являются:

  • перенесенная тяжелая физическая или психологическая травма;
  • стремление абсолютно все контролировать;
  • наличие нереализованных планов, которые трудно осуществить;
  • наличие невыполненных желаний;
  • потеря цели в жизни.

Причина развития патологического страха вполне может быть очень индивидуальной, но в целом ее можно отнести к одной из основных. Самому разобраться с причинами появления фобии достаточно сложно. Лучше обратиться за помощью к близкому человеку или психологу. Гораздо проще выявить истинную причину, проговаривая свои мысли и страхи во время откровенного разговора, чем раздумывая об этом в полном одиночестве.

Ночные ПА

Приступ паники может застать человека в любую минуту, даже ночью. В ночное время, в тишине и в темноте, когда больному не на что отвлечься, он концентрируется на своих мыслях разнообразного характера, в том числе и негативных.

Другая причина – это кошмары. Но не стоит путать сам приступ и ужасающее сновидение. Пароксизма развивается после того, как был увиден кошмарный сон. И ее невозможно забыть, в отличие от сновидения.

Если речь идет о панических атаках засыпания, то они чаще всего возникают в промежутке 00.00–4.00 утра. Приступ также может разбудить свою жертву среди сна.

Ночные ПА заметно подрывают здоровье человека. Он страдает нарушениями сна, как правило, это бессонница или проблемы с засыпанием.

Недостаточный отдых ночью провоцирует головную боль, хроническую усталость днем. Снижается продуктивная деятельность больного. Он становится нервным, раздражительным. Настроение приобретает депрессивный оттенок.

Симптомы ночных атак повторяют типичные проявления состояния и также способствуют развитию фобий. Так, у девушки после смерти отца появились приступы панической атаки. Она отмечала, что ночью ее посещали дыхательные спазмы. Нередко появлялась мысль о том, что может не проснуться. Даже просила знакомых звонить по утрам, проверять, жива ли она.

Если человек во время ночной пароксизмы ощущает оторванность от реальности, не понимает, что с ним происходит, то такое чувство сохраняется и днем. Измотанная нервная система, не успевшая за ночь восстановиться, не воспринимает объективную действительность. Больной не понимает, кто он и что с ним происходит.

Паническая атака пробуждения настигает рано утром. Больной просыпается от внезапного и распирающего чувства тревожности. Постепенно к нему присоединяются и другие симптомы. Естественно, что больше человеку не удается заснуть, и он чувствует себя измотанным и не отдохнувшим.

Способы лечения

Страх заболеть неизлечимым заболеванием можно и нужно лечить

Неважно, какая именно болезнь является объектом страха. Кто-то страдает боязнью заболеть бешенством, кого-то пугает туберкулез или рак, но в каждом из этих случаев применяют одни и те же методы когнитивной и поведенческой психотерапии

Но точная схема лечения составляется индивидуально после оценки состояния пациента.

Квалифицированный психотерапевт сначала должен убедиться в том, что у его пациента действительно нет онкологического заболевания. Для этого необходимо пройти детальное обследование. Если в ходе него не было выявлено органических патологий, способных объяснить происхождение симптомов, беспокоящих пациента, то усилия врача направляются на оценку его психологического состояния.

В ходе беседы психотерапевт должен выяснить, когда именно у пациента возникли мысли о появлении рака, предшествовали ли этому психотравмирующие ситуации, какие меры он предпринимал для исцеления и т.д. Диагностика канцерофобии должна быть дифференцированной, это необходимо для исключения шизофрении, психопатий и невротических расстройств.

Особенности применяемой терапии во многом зависят от степени выраженности канцерофобии и наличия сопутствующих психических патологий:

  1.  Медикаментозное лечение канцерофобии может заключаться в применении транквилизаторов, антидепрессантов, анксиолитиков и т.д. Современные центры психологической помощи часто практикуют монотерапию, в ходе которой пациент употребляет только одно лекарственное средство на протяжении всего курса лечения.
  2. Если канцерофобия является проявлением тревожного расстройства, а также при панических атаках, неврозе навязчивых состояний и других психических расстройствах усилия врачей будут направлены на излечение основной патологии.
  3. Если пациент с канцерофобией испытывает соматические боли, то ему могут рекомендовать прием спазмолитиков и анальгетиков. Если соматическая патология будет выявлена, то больной будет направлен на консультацию к профильному специалисту (терапевту, неврологу, хирургу, кардиологу и т.д.).

Все вышеперечисленны методы часто используются при лечении онкофобии и других иррациональных страхов, но все же основным методом различных фобий является психотерапия. Коррекция психического состояния требует выявления глубинных причин развития подобного страха. Довольно часто за боязнью перед онкозаболеваниями скрывается панический ужас перед преждевременной кончиной. Но почему пациент действительно так боится умереть, часто бывает сложно обнаружить, поскольку причины страха скрыты очень глубоко в подсознании.

Страшиться смерти нормально, и это присуще всему живому на планете, но страх канцерофоба не имеет с этим ничего общего. В основе страха развития злокачественных опухолей могут лежать детские психологические травмы, устойчивые иррациональные убеждения, страхи, которые человек испытывал в детстве, но потом перерос их, однако они перешли в бессознательное. Используя приемы классического психоанализа и глубинную психотерапию Юнга удается проблемы такого уровня. Индивидуальные консультации пациента могут быть дополнены сеансами семейной терапии, это необходимо для разрешения проблем в отношениях между членами семьи.

Может также использоваться метод, называемый терапевтической сказкой. Наиболее эффективен он при работе с детьми. Врач после беседы с пациентом составляет историю, действующие персонажи которой навеяны страхами пациента. Сказка о боязни заболеть раком поможет понять, что безвыходных ситуаций не бывает.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Клуб родителей
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector