Проверка ребенком

Что должен уметь родитель

Не секрет, что приемными родителями дано стать далеко не всем, и именно в этом главная причина сложностей процедуры усыновления. Будущие мать и отец должны не только иметь материальную возможность принять в дом нового маленького члена семьи, но и обладать необходимыми знаниями, человеческими качествами и коммуникативными навыками. В числе главнейших умений можно выделить следующие:

Понимание важности проговаривать с ребенком ситуацию и чувства, пережитые в ней. Нужно помнить, что до попадания в эту семью ребенок в любом случае пережил тяжелую душевную травму, которая оставила свой след в его эмоциональной сфере

Только разговаривая о произошедшим, можно сделать свои чувства понятными для ребенка, а его чувства — понятными не только для себя, но и для него самого. Благодаря этому у него со временем сформируется способность правильно понимать происходящее рядом с ним и адекватно реагировать. Умение анализировать поведение ребенка и свое собственное. Независимо от того, имеет ли поступок человека (взрослого или маленького) сознательную цель или мотив не осознавался — причины есть всегда. Агрессия — ответ на чувство опасности и бессознательное стремление «самому стать опасным» и избавиться от этого чувства, замкнутость — на неверие в понимание со стороны тех, кто рядом. Но у приемных детей нередко проявления их страхов выглядят не так явно и очевидно и для их распознавания требуется приложить усилия. Не меньших усилий порой требуют даже попытки правильно интерпретировать собственные мотивы. Но предпринимать такие усилия — значит уже двигаться в нужном направлении в налаживании контакта. Умение с уважением относиться к личным границам и следовать «правилам игры». Неверно думать, что уважения заслуживает только взрослый или что его «надо заслужить». С таким подходом отношения с ребенком наладить невозможно, а разладить — запросто! Поэтому учить уважению можно только одним путем — относясь с уважением и показывая на своем примере, как себя следует вести с другими людьми. Проблема в том, что многие взрослые сами не делают того, чего требуют от детей: не живут в установленном режиме, не держат обещаний, нарушают запреты и правила, ведут себя неуважительно к другим. А это делает невозможной идею заставить ребенка следовать родительским требованиям. «Делай, как я говорю, а не как я делаю» – не работает. Поэтому начинать поступать правильно следует самим, чтобы ребенок сам захотел стать таким же.

На последнем пункте остановимся подробнее. Несомненно, взрослые должны уметь правильно оценивать поведение младшего члена семьи, и в этом — первый шаг для исправления нарушения, если оно есть. Но одного осознания причины недостаточно, коррекция — это процесс, который не происходит мгновенно. И именно здесь особенно важен личный пример.

Взаимодействие выстраивается по правилам, которых придерживается взрослый и должен придерживаться ребенок. Установленная норма должна вводиться в привычку. Пугаться этого слова не стоит — психика детей гибче, чем у взрослых, и в привычку новые нормы входят быстрее — себя переучить на «новые рельсы» родителям зачастую сложнее, чем приемного ребенка. Но здесь крайне важна справедливость: «Как я могу требовать от ребенка того, чего не могу сам?»

Проблемы в социальном развитии

Выученные реакции, помогающие детям выживать в атмосфере опасности, могут восприниматься приемными родителями как неумение правильно выстраивать общение. Кажется, что эти дети не в состоянии учитывать реакции и пожелания окружающих, не хотят соблюдать правила и традиции, сопротивляются естественным ограничениям.

Например, ребенок может постоянно разговаривать криком или провоцировать членов семьи на агрессию по отношению к себе, или постоянно брать без спросу то, что ему захочется. Дело в том, что в тех, прошлых условиях его выученные реакции работали на него, поэтому перестраиваться сложно. Чтобы избавиться от привычного поведения, потребуется много времени, объяснений, терпения и усилий и со стороны родителей, и со стороны ребенка.

Период адаптации в новой семье

Сирота, попадая в новую семью, меняет абсолютно всё, с ним рядом не остается близких людей, неоткуда ждать поддержки и понимания. Ощущение нестабильности при переменах переживается в полной мере. А главное, что отягощает притирку к новым родителям, – это понимание, что все надежды вернуться к родным маме и папе рухнули в момент, когда его забрали новые родители. В сознании ребенка на некоторое время может сформироваться убеждение, что окончательно разрушили его мир именно они.

Процесс адаптации может быть коротким и относительно успешным, а может быть затяжным и трудным для всех участников, поэтому его стоит выделить в отдельную проблему.

Хвалить или ругать ребенка?

Позитивное подкрепление побуждает детей продолжать и повторять совершенные ими действия. Формы позитивного подкрепления могут быть самые разные: похвала, признание успехов и способностей ребенка, благодарность, материальные поощрения (призы, символические награды и т.д.). Безусловно, имеет значение, от кого исходит одобрение: чем более значимый человек благосклонно реагирует на действия ребенка, тем более вдохновляющим это становится для него.

Часто родителям кажется, что то, что ребенок делает правильно, — это естественно, поэтому они сами не особенно обращают на это внимание, да и ребенка стараются лишний раз не хвалить, чтобы «не загордился». А вот ругать и стыдить за ошибки считается очень действенным

Но на самом деле любой человек с большим удовольствием делает то, с чем у него связаны приятные чувства. И похвала естественным образом закрепляет правильное поведение ребенка.

Немотивированная агрессия к окружающим

Ребенок без повода проявляет агрессию к родителям, братьям и сестрам, животным, воспитателям, учителям, одноклассникам — ко всем, с кем он контактирует. Обычно это очень пугает, и, естественно, у людей возникают мысли о неадекватности ребенка.

Почему?

Как правило, агрессия — это привычная защитная реакция ребенка на внешние воздействия. Он защищался так от взрослых, потому что у него есть опыт выживания в агрессивной среде. Когда ребенок сильно травмирован (было или жестокое сексуальное насилие, или истязание, то есть его не просто не кормили или заставляли попрошайничать), тогда агрессия — это выплеск боли и страха.

История:

В фонд обратилась женщина в состоянии нервного срыва. Полгода назад семья Семеновых взяла из приюта 6-летнего Лешу, и в их жизни «начался ад». По словам приемной мамы Евгении, мальчик оказался «настоящим чудовищем». Избивал ребят в детском саду, нападал на кровных детей — 8-летнюю дочь и 7-летнего сына, дрался с мамой. А взрослым мужчинам — папе и дедушке — он предлагал… заняться с ним сексом.

С Лешей стали общаться психологи и восстановили его прошлое. Оказалось, его кровные родители — наркоманы, избивали сына, держали в голоде, продавали за дозу наркотиков. Полицейские подобрали истощенного мальчика на улице и передали в приют.

Конечно, семья не была готова, что ребенок окажется таким травматиком, что в его прошлом — жесткое сексуальное насилие. Это вообще очень сложно понять сразу. Из-за «заморозки» даже сотрудники детских домов не всегда могут видеть травмы ребенка.

С Лешей больше года работали специалисты, стало полегче, но потом произошел серьезный откат. Тогда родители опустили руки, поняли, что не справятся, и решили отказаться

И специалисты центра начали подыскивать другую семью, которая будет готова взять такого травмированного и неадекватного ребенка, нам было важно не отдавать его обратно в детдом. И такая семья нашлась

Но в момент, когда Лешу стали готовить к другой семье, у него что-то переключилось. Впервые за практически два года семейной жизни он сказал маме: «Не отдавай меня никому, я тебя люблю и хочу быть с тобой». И Семеновы решили его оставить.

Мальчик стал спокойнее, у него появилась привязанность и доверие к родителям. Специалисты считают, что работать с такой травмой надо еще долго, но есть шанс на практически полную реабилитацию.

Дети не бывают плохими

Многие из тех, кто готовится стать приемными родителями, говорят о страхе не полюбить ребенка из детдома. Как часто к вам обращаются с такой проблемой?

Такого страха в моей практике не было, все-таки приемные родители настроены на то, чтобы полюбить ребенка, который придёт в семью. Но есть другая проблема, она появляется позже: своего ребенка я люблю сильно, а приемного — раз в сто меньше. Признаться в негативных чувствах, поговорить о них — это уже большой плюс и залог того, что будет прогресс. Дальше начинается работа над конкретной проблемой — что не так, что раздражает

Важно открыто говорить про все, не оставляя табуированных тем

И к какому выводу приходите, разбирая подобные проблемы?

Причина в значительной части случаев — это детский опыт самих родителей. В России очень много социальных сирот: детей, которые живут во внешне благополучных семьях, но не получают от родителей необходимых откликов, не чувствуют, что они любимы и ценимы такими, какие есть. Часто это «условная» любовь: будешь хорошим — будем любить. Либо детей делят: вот этот у нас хороший, а этот — плохой. Это опять же проблема родителей, как правило, матери. Для детей, причем для обоих, такое разделение ужасно.

Материалы по теме

Портрет кукушки

Почему некоторые матери после родов пишут заявление об отказе от ребенка

Родителям — не только приемным, а вообще всем — не хватает чувствительности к эмоциональным потребностям ребенка. Так уж нас воспитывали: надо быть удобным, правильным, быть «членом советского общества» — не человеком. Мы не задаемся вопросом, что у ребенка происходит внутри и что делать, если он ведет себя не очень удобно. Особенно, если это ребенок из детского дома, у которого нарушено доверие к миру, поведение, есть проблемы в эмоциональной сфере…

…к которым приемные родители не готовы.

Именно поэтому семьям с такими детьми необходимо общение с себе подобными. Раз в месяц наш фонд устраивает встречи, на которых у каждого есть возможность высказаться. И люди ею охотно пользуются: рассказывают о трудностях, делятся накопленным опытом. Это очень эффективный инструмент, который действительно помогает пережить непростые моменты. И второе, без чего не обойтись семьям с приемными детьми, — это профессиональное сопровождение психолога. Я сторонник долгой и методичной работы. Встречи и консультирование должны быть регулярными, хотя бы раз в месяц, это дает более стойкий положительный результат.

Семейные проблемы в нашем обществе принято обсуждать на кухне, а не с психологом. Семьи с приемными детьми охотно идут на контакт?

По-разному, но часто они не могут справиться с проблемами самостоятельно и просто вынуждены обратиться за профессиональной помощью. Одна из свежих историй: семья взяла из детдома двухлетнего мальчика, умного, достаточно открытого и эмоционального. На первой встрече я дал им ряд рекомендаций — комментировать действия ребёнка, так он не будет чувствовать себя одиноким, играть с ним и так далее. Они ушли и появились только через полтора года.

В общем, непростая ситуация. Начали работать, причем, только с матерью — отец на консультации ходить не хотел. И вскоре появился результат: женщина рассказывает, что муж стал проявлять к ребенку положительные чувства, а у нее самой инсулин пришел в норму. Короче говоря, капля камень точит. Постоянное сопровождение и усилия дают результат, главное не игнорировать проблему.

Воровство

Воровство — это тоже очень частая история у детей-сирот, и причин такого поведения может быть очень много, в каждом случае надо разбираться индивидуально. Но воровство — это в любом случае не проявление плохой генетики, на что обычно указывают неподготовленные люди.

Почему?

Самое очевидное и частое объяснение просто — ребенок не знаком с понятием собственности. В детдоме — коллективное воспитание, все вещи казенные. Дети не понимают, что есть мои вещи, а есть не мои. И, к сожалению, привить это понятие быстро невозможно. Ни один воспитательный процесс никогда не ограничивается одним объяснением. Сказать, что воровать нельзя, мало, — ребенок продолжит это делать, и лишь постепенно он начнет понимать, что чужая собственность неприкосновенна.

Кроме того, воровство и вообще всякое нарочито неправильное поведение — «мама говорит «не воруй», а я буду воровать, мама говорит «не дерись», я буду драться, мама говорит «не хами учителю», а я буду хамить» — объясняется тем, что, попав в семью, ребенок не утрачивает сиротскую тревожность: если один раз взрослые люди его предали, то почему это не может случиться и во второй раз? И ребенок постоянно провоцирует родителей: «А такого меня не сдашь обратно? А такого меня будешь любить?»

Но это все — провокация от тревожности, от внутренней неуверенности в том, что тебя можно любить просто так, а не потому что ты ведешь себя определенным образом.

История:

Детский сад для 8-летних близнецов Наташи и Светы старалась заменять их приемная мама Елена — она не работала и водила девочек к дефектологу и в танцевальную студию. И ее труды не прошли даром — приемные дочки прошли отбор в гимназию. Но в первые же недели учебы случилось непредвиденное. Сначала Елена обнаружила у дочерей в пеналах ластики, которых она не покупала. Тогда девочки сказали, что им подарила одноклассница. Затем дома появились незнакомые ручки, а после этого Воробьевы обнаружили, что девочки покупают себе в школьном буфете еду на неизвестные деньги. При этом дети всегда объясняли происходящее.

А однажды позвонила мама одноклассника и сказала, что после празднования дня рождения мальчик не досчитался одного из подарков — Воробьевы нашли его у близнецов.

Тогда родители попытались объяснить девочкам, что «воровство недопустимо, что никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя брать чужое». Не помогали и наказания в виде лишения мультиков на ночь. Родственники говорили: «Это генетика», в школе злились и не понимали.

В течение полугода с девочками работал психолог, в школе же специалисты попросили набраться терпения и объяснили, что это частая история у детей из детдома. Постепенно близнецы научились различать понятия «мое» и «чужое», а также говорить о своих желаниях родителям. Сейчас Наташа и Света учатся уже в третьем классе, семья уверяет — все хорошо.

Фонд «Правмир» открыл сбор на совместный проект Центра поддержки приемных семей «Найди семью» и Ассоциации приемных родителей Санкт-Петербурга под названием «Родительские каникулы». В рамках программы «Родительские каникулы» родителям оказывается помощь в преодолении кризисных явлений, возникающих в приемных семьях, а также ведется работа с целью предотвращения возвратов приемных детей.

Проблемы приемных родителей и детей

Проблемы начинаются с мотивов, по которым вы решили взять в свою семью чужого ребенка.

Психологи называют несколько причин, по которым в нормальных семьях возникают конфликты с приемными детьми.

Сверх заботливость или гиперопека. Эта ситуация встречается в семьях, потерявших  собственного ребенка, или не имеющих детей из-за болезни. Ребенку не дают сделать самостоятельно ни одного шага, он должен находиться только рядом с родителями, показывать им свою любовь.До определенного момента, пока ребенок маленький, ему это может даже нравиться. Но, взрослея, каждый малыш начинает стремиться к самостоятельности. Родители же не понимают и не желают отпускать его от себя. Ребенок грубит, убегает без разрешения к друзьям, делает все наперекор. Впрочем, такая ситуация возможна не только с приемным, но и с родным ребенком. 
Доброе дело. Цель родителей, желающих взять ребенка – получить одобрение окружающих . Соответствующего отношения они ждут и от ребенка, которого они облагодетельствовали. Реакцию ребенка предсказать не трудно, трудно с этой реакцией справиться. 
Тайна усыновления. Мнительные взрослые, взявшие в семью младенца, боятся, что малыш узнает о своем происхождении от чужих людей. В такой семье часты проблемы в общении с внешним миром. Родители ограничивают контакты ребенка, сами живут замкнуто. У ребенка возникает дефицит общения, его тянет на улицу, к друзьям, чего никак не могут допустить родители. Если же тайна раскрывается, ребенок получает тяжелую травму, становится неуправляем, на все упреки родителей отвечает: «Я вам не родной» и т.д. Порой дети предпринимают попытки самоубийства или убегают из дому с целью найти своих настоящих родных. 
Проблемы различия в восприятии поступков родного и приемного ребенка – еще одна проблема приемных семей. Одни родители возлагают на детей необыкновенные надежды, пытаются вырастить гения, отправляя его одновременно в бассейн, на фигурное катание, в художественную школу и на хоровое пение. Другие же страшно боятся, что однажды выйдет наружу заложенная генетически плохая черта характера, выискивают второе дно в каждом проступке ребенка.И в том и в другом случае неудачи, капризы, проступки воспринимаются родителями негативно, приводят к разочарованию, гневу.   В то же время такие поступки родного ребенка воспринимались бы ими как нечто обыкновенное, легко прощались и забывались

Дети у таких родителей страдают от низкой самооценки, у них часто бывают депрессии, они не уверенны в себе, и по-детски пытаются привлечь к себе внимание либо постоянными приставаниями к родителям, либо дерзостью, плохими поступками, вызывающим поведением.

И только взрослые, принимающие малыша в семью для того, чтобы сделать его счастливым, могут надеяться на то, что нарушения в поведении ребенка постепенно нормализуются, и семья будет дружной и благополучной.

Общение

Важно всегда помнить, что ответственность за адекватность диалога всегда несет взрослый, и по-другому быть не может. Поэтому именно взрослому предстоит развивать и использовать правильные коммуникативные навыки

Причем надо принимать во внимание, что с «трудным ребенком» мастерство общения требуется более высокого уровня, чем с другими людьми

Для того, чтобы эффективно устанавливать и удерживать контакт, требуются соответствующие навыки общения:

Активное слушание. Этот подход предусматривает не только способность внимательно слушать, но и постоянную вербальную или невербальную реакцию на слова собеседника: смотреть на него, кивать, давать обратную связь междометиями и короткими словами, задавать уточняющие вопросы — иными словами, делать всё для того, чтобы он видел, что его внимательно слушают, сопереживают, понимают или стремятся понять. Умение договариваться. Если возникла ситуация, в которой стороны друг с другом не соглашаются, задача взрослого — искать компромисс, устраивающее обоих решение, разграничение зон ответственности и соблюдение установленных «правил». Правильная установка рамок общения

Важно понимать, что у любого общения есть рамки, коммуникация в которых обеспечивает и комфорт взаимодействия, и понимание между сторонами. И необходимо научить ребенка жить в этих рамках и контролировать их соблюдение

Говоря о последнем пункте, отметим, что соблюдение рамок равно необходимо для всей семьи, не только для сына или дочери. Так, если ложь недопустима со стороны ребенка, она недопустима и со стороны взрослых. Если младший член семьи позволяет себе хамское поведение, взрослые должны своим примером показывать, что люди так общаться не должны — от такого плохо всем.

Распоряжение «чужими» вещами или, еще хуже, воровство — тоже недопустимое нарушение границ, и перед принятием мер родитель должен спокойно и без эмоций разобраться с мотивами и принять взвешенное решение о наказании, доходчивом, но не травмирующем. Если же ситуация ставит в тупик, необходимо обратиться к специалистам и принять квалифицированную помощь, которая поможет грамотно выстроить контакт с ребенком.

«Умственная отсталость» или «задержка развития» детей

Часто бывает, когда ребенок из детского дома не знает, не умеет или не понимает большую часть совершенно элементарных вещей, которые для его «домашних» сверстников совершенно естественны. Например, что грязную одежду не выбрасывают, а стирают, или что родители уходят на работу, приходят, на заработанные деньги покупают в магазине еду, готовят ужин — так устроены товарно-денежные отношения. Когда уже достаточно взрослый ребенок не знает, что такое времена года, все, кто не знаком со спецификой таких детей, думают: «У ребенка, мягко говоря, задержка развития или умственная отсталость».

Почему?

Это просто наследие прошлой жизни, а не органическое поражение головного мозга. В кровной семье ребенком никто не занимался, а в детском доме он просто не видел, как мама ходит на работу и покупает продукты, в столовой ему давали готовую еду, он не знает, что такое мыть посуду. Но эта задержка развития абсолютно компенсируемая, все пробелы можно быстро наверстать. И приемный родитель должен быть к этому готов.

Многим кажется, что раскачивание перед сном или просьбы вполне взрослых детей купить им бутылки с сосками — еще одно проявление умственной отсталости. Это классические последствия детского одиночества, никакого отношения к умственным способностям не имеющие. Попав в семью — естественную среду выращивания — ребенок пытается компенсировать этапы, не прожитые в раннем детстве, добирает недоданные объятия, заботу, сживается с ощущением защищенности. И если приемный родитель прошел нормальную подготовку, то такой период обычно переживается достаточно легко.

История:

Все восемь лет своей жизни Аня провела в доме-интернате. Она была «отказницей с рождения», а потенциальных усыновителей отпугивал ее диагноз — у девочки обнаружили тяжелую патологию центральной нервной системы, в результате которой Аня не могла ходить и постоянно пользовалась памперсами. Главным аргументом для ее будущей приемной мамы Ларисы стали слова сотрудников детдома: «Девочка интеллектуально сохранна».

Первые месяцы дома мама провела за консультациями: хотела понять возможности для лечения и реабилитации. Все визиты к врачам Аня переносила спокойно, никогда не плакала и не кричала.

Напрягалась Лариса из-за двух моментов. Во сне дочь постоянно сосала палец, из-за чего на нем образовалась незаживающая болячка. А дома у нее резко портилась дикция, Аня коверкала слова. Когда Лариса переспрашивала, девочка плакала, дело доходило до истерики. Наложилась и другая проблема — Лариса не могла уговорить дочь заниматься развивающими играми. Аня только раскрашивала картинки, да и то сильно «не по возрасту» (для детей 3 лет, очень простые и яркие).

Психолог не выявил у девочки отставания в развитии и каких-либо интеллектуальных нарушений и объяснил Ларисе причину такого поведения

Оказалось, дома, в семье, девочка пытается «отыграть» период раннего детства, когда она была лишена защиты и заботы мамы, прожить младенчество и получить от мамы именно то внимание, которое оказывают младенцу. Поэтому и были слишком детские занятия, сосание пальца по ночам и нарушения речи

С Ларисой и Аней начали работать психологи: маме снимали повышенную тревожность и обучали спокойному отношению к поведению ребенка, а девочке помогали пережить травму оставленности и вернуться в возрастную норму. Через несколько месяцев ситуация нормализовалась.

Ребенок должен знать правду!

Какую позицию вы, как психолог, занимаете в вопросе тайны усыновления?

Практика и здравый смысл свидетельствуют, что все попытки сохранить эту тайну выходят боком и ребенку, и его приемной семье. У ребенка, даже усыновленного в младенчестве, есть эмоциональная память, и на каком-то интуитивном уровне он понимает, что раньше у него были другие «объекты привязанности», что жил он в каком-то другом месте и т.д. Наоборот, я сторонник того, чтобы приемные родители создавали вместе с ребенком книгу жизни, где правдиво излагается вся его история — от и до. Помню, раньше сотрудники детдомов удивлялись, зачем американцы, которые усыновляют русских детей, фотографируют все вокруг, спрашивают имена воспитателей. Все это как раз для того, чтобы ребенок знал, где он находился, кто о нем заботился. Для ребёнка это некая материальная опора: «моя жизнь именно такая, какой я ее помню».

Но в тоже время это и напоминание о том, что родные мама и папа ребенка оставили.

Материалы по теме

«Мы не будем обманывать свою приёмную дочь»

История красноярской семьи, удочерившей ребенка

Книга жизни предполагает щадящую подачу. Рассказ строится так, чтобы у ребенка сложилось впечатление — его ждали. Допустим, что родился он в один день с Суворовым, и назвали его так же, как великого полководца. И про расставание с семьей тоже рассказывается особым образом: «Мама не смогла о тебе заботиться, потому что страдала от тяжелой болезни. Поэтому она отнесла тебя туда, где о тебе позаботились». И действительно, как ни парадоксально это звучит, часто матерями движет именно забота о ребенке — чувствуя, что она «распадается», женщина отдает ребенка в детдом, пытаясь таким образом уберечь его.

Детям, однажды пережившим предательство со стороны взрослых, не так просто довериться какому-то вновь. Устраивают ли они какие-то «проверки» своим приемным родителям?

Если и бывают какие-то «проверочные» ситуации, то вряд ли ребенок делает это нарочно. Просто у детей есть свои потребности и особенности, которые могут стать «проверкой» для родителей. Как правило, эти ситуации случаются после «медового месяца» — времени, когда ребенок только приходит в семью и изо всех сил старается быть «хорошим». У кого-то этот период длится неделю, у кого-то — два месяца, после которых ребенок обязательно «растормаживается» и начинает проявлять себя

Опять вернусь к важности сопровождения семей — оно помогает родителям не ожесточиться и понять, что происходит с ребенком

Что это за ситуации?

У детей из детских домов часто есть большой негативный опыт — они пережили алкоголизацию матери или жестокое обращение. Из-за этого ребенок, уже будучи в приемной семье, может врать, не доверять или чрезмерно агрессивно «качать права».

Одна из распространенных ситуаций: ребенок поздно приходит домой — и родители не знают, что с этим делать. Или подросток берет деньги на покупку какой-то вещи, но тратит все на развлечения и возвращается домой только на следующее утро, как ни в чем не бывало.

Воровство — с этим родители тоже нередко сталкиваются и, не понимая причин, реагируют порой неадекватно. У воровства могут быть разные причины и порой достаточно каких-то минимальных изменений в отношениях с ребенком, вплоть до того, чтобы в доме всегда были сладости — это дает ребенку определенный эмоциональный комфорт, позволяет справиться со стрессом. Компьютерная зависимость — тоже частый вопрос.

Были ли в вашей практике случаи отказа от детей?

Да, но, к счастью, всего один. Женщина хотела отказаться от ребенка, который не прожил с ней и двух месяцев. На мой взгляд, это было верное решение — человек психологически не был готов к роли приемного родителя. После двух месяцев ребенок обращался к приёмной матери на «вы», женщину пугала его детская активность, между ними не было понимания. И это довольно типичный сценарий — причины отказов от приёмных детей чаще всего именно психологические. Люди не смогли приспособиться, измениться, понять ребенка. Трудно их осуждать: иногда дети действительно очень сложные.

В то же время бывает и такое, что человек пытается «заткнуть» приемным ребенком внутреннюю пустоту, решить собственные психологические проблемы. Сделать это, как правило, не получается, наоборот — становится только хуже. К сожалению, у нас на государственном уровне нет системы психологического «выбраковывания» таких рискованных приемных родителей. Человек собрал документы, у него есть жильё, он имеет право стать опекуном или усыновителем, а что у человека на душе — в этом никто не разбирается.

Юридические вопросы

Этот аспект нельзя проигнорировать. У брошенных детей автоматически возникает необходимость решения множества задач по перераспределению собственности, оформлению выплат, защите от посягательств кровных родственников и так далее. Ребенку невдомек, какой у него статус, какие ему положены выплаты, что нужно оформить – всё это ложится на плечи приемных родителей. Им необходимо быть морально готовыми к различным трудностям юридического характера уже только потому, что это является спецификой сиротства.

Не стоит пугаться трудностей – нужно просто своевременно обращаться к специалистам, чтобы решать их.

Елена Турлина

Привлекать внимание — приемлемым способом

В некоторых случаях негативное поведение ребенка является демонстративной попыткой привлечь к себе внимание. Если взрослый человек ясно понимает, что безобразие, творимое ребенком, имеет целью вызвать бурную эмоциональную реакцию у взрослых, то имеет смысл игнорировать подобное поведение, не предоставляя ребенку желаемой реакции

Стоит пояснить ребенку происходящее: «Когда ты делаешь то-то и то-то, я не хочу на тебя смотреть и разговаривать с тобой. Мне это неинтересно».

Если ожидаемой ребенком реакции взрослого не следует, ребенок поначалу может усиливать демонстративное поведение. Но если взрослый продолжает игнорирование и старается переключить активность ребенка на что-то другое (например, предлагает заняться чем-то еще), то информация, которую получает ребенок, — «такая форма поведения не действует на взрослого»

При этом полезно предлагать ребенку альтернативы: «Я буду обращать на тебя внимание / мне будет интересно с тобой / я с удовольствием посмотрю, как ты делаешь то-то и то-то». Цель состоит не в том, чтобы доставлять друг другу неприятности, а в том, чтобы научить ребенка получать внимание приемлемым способом

Диссонансы развития

Одна из специфических проблем приемных детей – неравномерность развития в разных сферах. В то время как в сфере физического здоровья и познавательной активности наблюдается общее недоразвитие, у ребенка могут быть очень хорошо развиты многие бытовые и социальные навыки: аккуратность, умение содержать себя в чистоте, способность знакомиться с любым взрослым на улице, проложить маршрут в незнакомом месте, добыть еду в любой обстановке.

Дети-сироты могут быть широко (но поверхностно) осведомлены о сексуальной стороне взрослой жизни. С такой проблемой приемные родители довольно часто не готовы столкнуться.

Проблемы со здоровьем

Здоровье детей-сирот часто оставляет желать лучшего, и часто именно хронические заболевания, инвалидность и врожденные патологии служат поводом для отказа от ребенка. Сирота попадает в семью в запущенном состоянии, потому что некому было вплотную заниматься его здоровьем, когда появились первые тревожные симптомы.

Кроме врожденных и наследственных патологий, у некоторых детей-сирот наблюдается отставание в физическом развитии, невротические нарушения, психосоматические болезни.

Страдает не только физическое здоровье, но и психика ребенка, а в сфере эмоций и чувств — рассогласованность. Ребенок часто не может определить, что и в какой степени он чувствует. Это сопровождается волевыми нарушениями: ему сложно себя сдержать там, где это требуется, и вместе с тем он может терпеть и молчать тогда, когда жизненно необходимо высказываться и жаловаться.

Поэтому и возникают различные трудности в поведении: истерики, пустые, казалось бы, капризы, вранье, беспричинная агрессия.

С особой остротой могут проходить возрастные кризисы. Эти периоды у приемных детей осложняются из-за психических особенностей и расстройства привязанности.

Особо хочется выделить расстройство привязанности как комплекс психологических проблем, возникающий у детей, которые в раннем возрасте остались без заботы и любви значимых взрослых. Это тяжелый комплекс реакций и убеждений, откладывающихся глубоко в подкорке сознания ребёнка.

В некоторых случаях нарушение привязанности случается и у детей, воспитывающихся в кровной семье, когда к ним регулярно применяется физическое или психоэмоциональное насилие, попустительство или иные формы жестокого обращения. Но практически у всех оставленных детей нарушены способность к привязанности и способность любить.

Расстройство привязанности может проявляться очень по-разному и в различной степени. От слегка повышенной тревожности, проявляющейся в отношениях с близкими, до абсолютного недоверия всем (особенно взрослым), которое, кажется, невозможно преодолеть.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Клуб родителей
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector